December 19th, 2011

Указ ли нам немецкие колбасники?!!

Оригинал взят у p0pik0f в Указ ли нам немецкие колбасники?!!
 bulochnikov</lj> решил выяснить "Откуда есть пошла дедовщина?"
.Автор даёт следующую рекомендацию:"Сразу поясню вопрос: а стоит ли косить от призыва? Я лично не косил. И своего сына не отмазывал. Все выжили (как это не покажется странным начитавшимся опусов об армии в либеральной российской прессе) и никто из нас не одебилился. И я, и сын после демобилизации поступили в «трудные» московские ВУЗы безо всяких подготовительных курсов. Причём оба бесплатно и без взяток."
У меня же нет ответа на этот вопрос.
Я не даю советов мужчинам.
Хорошо на эту тему высказался, кто-то из Высшего Комсостава РККА, кажется klim_vo, но я не могу найти его цитату....

"Дедовщина - историческое наследие" - когда-то давно, году в 71-м мне выписали первую (и последнюю) пи##### "за дедовщину". Как-нибудь расскажу.
Поэтому про дедовщину "в царской армии когда служили по 25 лет" мне рассказывать не надо.
Так же, как и о том, что "самая свирепая дедовщина была не сейчас, а после войны. Когда в войсках ещё дослуживали ветераны Великой Отечественной и к ним в часть приходили маменькины сынки".
Смеюсь.... Ибо знаю точно, что именно такие "маменькины сынки", до того как стать "ветеранами Великой Отечественной" в 43-м - 45-м Ваффен СС в кровь, говно, песок и сахар превращали.... И если, те кого призвали в 46-м НЕ УСПЕЛИ, то это не значит, что они не могли.... Просто до этих "сынков" очередь не дошла, а это значит, что кому-то крупно повезло. В т.ч. "ветеранам Великой Отечественной" ибо то, что не досталось Ваффен СС, вполне могло достаться "ветеранам", но среди них контуженых дедовщиной не было....
И быть не могло. Политработники об этом заботились.
Приучать солдата не бояться боли и насилия надо не дракой и мордобоем в частях, а строевой подготовкой и полевой выучкой.
"Как же вы врага не испугаетесь, когда дедушку советской армии боитесь? Как же солдат не будет бояться ран, если он боится синяков? И как же солдат не будет бояться штыкового боя, если боится кулачного?" 

Я молодых учил иначе:
- Как же ты Родину защитишь, если ты себя защитить не можешь?

"Дедовщина имеет этологические (то есть, биологические) корни" - эти корни Армия (если это Армия, а не говно, ОБЯЗАНА ВЫРВАТЬ).

"Об этом хорошо сказано у Гоблина" - гоблин дурень и ебали его мало..... Пора повторять.
" ....самые жестокие - дети. Именно поэтому самые свирепые нравы и порядки царят на малолетках - зонах, где сидят дети до 18 лет. Происходит это отчасти еще и потому, что среди детей нет в достаточном количестве взрослых мужиков, которые могли бы ими рулить. Оставлять детей без присмотра нельзя категорически, брошенные на произвол они устроят такое, что ужаснется любой. Там же - все наоборот. Это не только "при Советской власти" бывает. Особо любознательным рекомендую почитать "Повелитель мух" Голдинга - очень познавательно. И не рекомендую по этому поводу разводить вонь. Всегда просто осуждать со стороны, типа "а на что там воспитатели и куда они смотрят?" Желающие могут сходить и поработать "там" лично. Тогда подобные идиотские вопросы отпадут сами собой.
В армии - все то же самое, что в интернатах и колониях. Дети без присмотра. С той только разницей, что физические кондиции уже позволяют этим детям ушибить любого взрослого".

В армию призывают взрослых мужчин, с которых НАДО СПРАШИВАТЬ, КАК СО ВЗРОСЛЫХ МУЖЧИН. По Закону. Не детскому. И усё....

"А потому физическая сила - крайне необходима. Необходима всегда и везде, а в армии - особенно. В частности для того, чтобы не бояться драться" - физическая сила может помочь, но спасти не может. От УНИЖЕНИЯ спасает только безусловная, явная и ВСЕМ понятная готовность УБИТЬ....
Вообще-то УБИВАТЬ вовсе не обязательно, можно, для начала можно в бане налить в шайку крутого кипятку  и вылить на "дедушку"..... Можно отрезать штык-ножом ухо и заставить съесть... или съесть это ухо самому.
По Вашему личному вкусу, молодые воины.
Кстати, это  просто "лёгкие телестные"....
Нет?  Тогда убивать придётся.:-)

"Вот в чудесной стране, каковой была царская Россия, была такая Николаевская инженерная академия, она же училище. Располагалась в Михайловском замке – бывшей императорской резиденции. Училище было, как это водится, элитное. Принимали туда выходцев из дворянского сословия, в возрасте от 14 до 18 лет. Понятно, все знали арифметику, алгебру, геометрию, географию, историю, французский и немецкий, рисовали, пели и плясали. Обучение шло под личным наблюдением августейших особ и лично государя императора. Ну и, конечно же, представители элиты и цвет нации, без устали друг друга дуплили, а в свободную минуту – издевались".
Мой отец окончил именно это училище, но не при царе, а при товарище Сталине, но про дедовщину ничего не ведал. От него я и получил в 71-м(?) первую (и последнюю) пи##### "за дедовщину.
Вот замок и  курсанты-инженеры:

А на это:
"Кстати, и в великобританских войсках дедовщина тоже процветает. Как-то по телевидению показали съёмку сотовым телефоном, как старослужащие заставляют великобританских новобранцев голыми преодолевать полосу препятствий с колючей проволокой. И наказывают не выполнивших норматив, ударами ремнём по голым ягодицам".
ответил поручик Куприн:
"Мигом по всем четырем баракам второкурсников помчались летучие гонцы: «После обеда всему второму курсу собраться в столовую

Собралось человек до шестидесяти. Уклонились лентяи, равнодушные, эгоисты, боязливые, туповатые, мнительные, неисправимые сони, выгадывавшие каждую лишнюю минутку, чтобы поваляться в постели, а также будущие карьеристы и педанты, знавшие из устава внутренней службы о том, что всякие собрания и сборища строго воспрещаются.

Говорили все сразу, но договорились очень скоро.

«Нам колбасники, немецкие студенты, не пример и гвардейская кавалерия не указ. Пусть кавалерийские юнкера и гвардейские «корнеты» ездят верхом на своих зверях и будят их среди ночи дурацкими вопросами. Мы имеем высокую честь служить в славном Александровском училище, первом военном училище в мире, и мы не хотим марать его прекрасную репутацию ни шутовским балаганом, ни идиотской травлей младших товарищей. Поэтому решим твердо и дадим друг другу торжественное слово, что с самого начала учебного года мы не только окончательно прекращаем это свинское цуканье, достойное развлечений в тюрьме и на каторге, но всячески его запрещаем и не допустим его никогда. Да его уже и нет, оно прошло, и мы забыли о нем. Не правда ли, друзья? и все. И точка. Пусть, в память старины, фараоны так и остаются фараонами. Не нами это прозванье придумано, а нашими прославленными предками, из которых многие легли на поле брани за веру, царя и отечество. Пусть же свободный от цукания фараон все-таки помнит о том, какая лежит огромная дистанция между ним и господином обер-офицером. Пусть всегда знает и помнит свое место, пусть не лезет к старшим с фамильярностью, ни с амикошонством, ни с дружбой, ни даже с простым праздным разговором. Спросит его о чем-нибудь обер-офицер — он должен ответить громко, внятно, бодро и при этом всегда правду. И конец. И дальше — никакой болтовни, никакой шутки, никакого лишнего вопроса. Иначе фараон зазнается и распустится. А его, для его же пользы, надо держать в строгом, сухом и почтительном отдалении.

Да и зачем ему соваться в высшее, обер-офицерское общество? В роте пятьдесят таких фараонов, как и он, пусть они все дружатся и развлекаются. Мирятся и ссорятся, танцуют и поют промеж себя; пусть хоть представления дают и на головах ходят, только не мешали бы вечерним занятиям.

Но две вещи фараонам безусловно запрещены: во-первых, травить курсовых офицеров, ротного командира и командира батальона; а во-вторых, петь юнкерскую традиционную «расстанную песню»: «Наливай, брат, наливай». И то и другое — привилегии господ обер-офицеров; фараонам же заниматься этим — и рано и не имеет смысла. Пусть потерпят годик, пока сами не станут обер-офицерами... Кто же это в самом деле прощается с хозяевами, едва переступив порог, и кто хулит хозяйские пироги, еще их не отведав?»

Так, или почти так, выразили свое умное решение нынешние фараоны, а через день, через два уже господа обер-офицеры; стоит только прийти волшебной телеграмме, после которой старший курс мгновенно разлетится, от мощного дуновения судьбы, по всем концам необъятной России. А через месяц прибудут в училище и новые фараоны. И еще одно мудрое словесное постановление было утверждено на этом необыкновенном заседании в просторном столовом бараке..."